Archive for Октябрь 2010

Партийный зуд — 1

Октябрь 2, 2010

В последнее время в левых СМИ  Восточной Европы много внимания уделяется проблеме партий и созданию партийных проектов. Можно говорить, даже, о некоторой дискуссии. Центром обсуждения является Киев.  Сложно сказать, почему марксисты так озаботились партийностью именно летом  2010 года, и почему проблема политической организации пролетариата встала так остро перед ними  именно в этот период.  Кроме текстов Терещука, Верника, призывов к объединению от ОМ и «Могилянская платформы», уставов и программ Рабочей Партии Украины (марксистско-ленинской), стоило бы так же проанализировать  документы Коммунистической Партии Маоистов и теоретические творения активистов Союза Революционных Социалистов, а также творчество паранархистов из СРД . Некоторым покажется, что сравнивать КПМ с ОМ не стоит, а ставить на одну полку Терещука, Верника и Инсарова оскорбительно для всех троих. Все же автору кажется, что многих членов этих организации и их теоретиков объединяет некое свойство, характерное для одного гоголевского персонажа. Это философствование «под тенью вяза».  Маниловщина. Весьма избирательная. Мы часто наблюдаем практичных и умных людей, которых слово «партия» превращает в восторженных фантазеров.

Председатель ЦК профсоюза «Захист Праці» в соавторстве с неизвестной широкой публике Стеллой Полторацкой высказался на актуальную тему рабочей политики. Идеологическая составляющая статьи «Профсоюзы и левые партии Украины: накануне часа Х» , по всей видимости, принадлежит перу Верника. Правда, он скромно утверждает, что «идеи общие».

Текст Олега Верника всегда способен порадовать идеологического гурмана .  Олег Игоревич так редко высказывает свои идеи в письменной форме, что каждая из его статей становится событием, которого ценители ждут месяцами, а то и годами. Предыдущий опус был опубликован на сайте год назад. «Юнионизация» (1 , 2 , 3 ). Кстати, если уж Терещук  (об этом позже) попрекает вождей РПУ(м-л) в отсутствии политического механизма преобразований, то попрекнуть в этом Верника не выйдет. Верник реанимирует многие традиционные положения старого лейборизма и фабианства, впрочем, игнорируя выводы этого течения, касающиеся образования. Не стоит исключать, что товарищ Верник просто решил не концентрироваться на культурной программе этого течения.  Он уже ранее в серии статей про «юнионизацию» выдвигал концепцию перехвата собственности предприятий юридическими методами, ссылаясь на идейный багаж раннего британского лейборизма и пытался связать, его довольно искусственно, с идеями раннего американского революционного синдикализма.

Олег Игоревич не понаслышке знаком с проблемами производственных союзов и партий.  Председатель ЦК «Захист Праці» является ветераном партстроительства (побывал в рядах многих левых партий в 90-х), а в 2000-х руководил киевским региональным профсоюзом, который добивался и добивается локальных побед.  Это не были генеральные «классовые сражения», но и считать их малозначительными не стоит. Рабочее движение пребывает в таком глубоком нокдауне, что повседневная профсоюзная борьба это почти подвиг.

Успехи Олега Игоревича в сфере партстроительства всегда были несколько скромнее. Созданные им политические организации достигали определенной численности, но потом по разным причинам распадались. Кадры воспитанные Верником представлены во многих действующих организациях. От Антифашистского Действия и «Прямой діі» до «Социальной альтернативы» и «Организации Марксистов». Так же лидер «Захиста Праці» был не очень успешен в деле завоевания командных позиций в СПУ, ПСПУ и КПРС. Впрочем, и негативный опыт может быть полезен окружающим. Хотя, не все и не всегда делают выводы из своих ошибок, еще реже люди склонны  учится на чужих промахах. Так что уроки Верника могут и никого ничему не научить.

Социал-демократия

Теперь о самом партстроительстве. Выстроенные Олегом Игоревичем самостоятельно, как признанным лидером и организатором, структуры были маленькими партиями авангардного типа. Большие партии, в которых он пытался действовать, являлись и являются электоральными проектами. С большевизмом они  имеют не так уж много общего.  С точки зрения В.И.Ленина СПУ (в 90-х) и КПУ не более чем «парламентские кретины», чья политическая линия  была подчинена логике избирательной системы. Ну, и с точки зрения выражения классового интереса это те организации, которые предшествовали Партии Регионов. Бело-голубые – это легкая советская ностальгия, умеренный украинский национализм, социальная демагогия, неусыпная «забота» о русскоговорящих, целование попов ниже спины и жгучая ненависть к «бандеровцам». Та самая КПУ, только без флагов, Симоненко и псевдомарксистской фразеологии. Версия улучшенная и отредактированная. Улучшенная, потому что более честная. Бело-голубая буржуазия хотя бы не дурачит людей иллюзиями.

Самая левая фракция традиционной социал-демократии (троцкисты) пытались  отнести КПУ и СПУ (в давние-давние времена) к  «традиционным рабочим партиям». Именно это и было идейным оправданием энтризма группировок Верника в эти партии. Это давало надежду и иллюзию исторической перспективы, которой у украинских парламентских левых нет.  Это так же было попыткой выдать желаемое за действительное. Примерно с тем же, если не большим основанием к «традиционным рабочим партиям» можно отнести «Батькивщину» или ПР. Почему нет? Они связаны с профсоюзным движением теснее, чем, например, КПУ.

Социал-демократическая (зачастую) риторика парламентских левых имела мало общего и с реальной низовой активностью «на местах». То есть отечественные левые были и эсдеками весьма и весьма  «специфическими». Их «левая политика» являлась имитацией левой политики. То есть при всех «левацких» элементах в идеологии партии эти были еще дальше от социализма и революции чем какая-то СДПГ или британские лейбористы 2000х.

Местные «парламентские левые» в отличие от западных левоцентристов, которые пытаются опереться на низовую «grass roots» активность, еще в конце 90х взяли курс на подчинение инициатив или игнорирование не желавших идти под их начало. Конечно, всяко случается, и западные эсдеки становятся все ближе к украинским парламентским левым. То есть плевать они хотели на людей и уже плюют. Опыт премьерства Тони Блэра показывает истинное лицо «нового лейборизма».  Он самый худший лейбористский премьер в истории и самый дорогой оратор (600 тысяч за выступление), который оставил партию в полной разрухе и подтолкнул ее к тому кризису, в котором она пребывает сегодня. Он сломал связку с профсоюзами, добился отказа от строительства социализма, втянул Британию в непопулярные войны, развязанные американскими консервативными политиками. Это что угодно, а не социал-демократия. Даже для социал-реформиста такое поведение позорно.

«Проект Верника»

Основная мысль  Верника сводится к необходимости определенной формы взаимодействия партии и профсоюзов.  Партия выступает политической крышей профсоюза,  а объединение трудящихся является важнейшей экономической организацией, которая обеспечивает партии голоса и деньги. Левая партия, как бы, нанимается союзами для выполнения функций. Эта схема напоминает отношения отечественных политиков и Финансово-Промышленных Групп (ФПГ). Так же Верник указывает на схожесть подобного подхода с классическим для социал-демократии и «парламентского комдвижения» партнерстве между политической и экономической организацией трудящихся. Оставим это на его совести. Ведь это только часть правды. Как в притче про слепых и слона. Слепой считает, что слон похож на канат, труба, колонна, сук дерева, опахало или стену, но не видит всей картины.  Цитата из статьи:

«Если у нас профсоюзы настойчиво ищут партийных спонсоров из числа правых олигархических партий, то в Германии, например, профсоюзы сами спонсируют социал-демократов и другие левые партии, равно как в Великобритании тред-юнионы традиционно финансово поддерживают лейбористов. Если же последние недостаточно эффективно отстаивают права трудящихся, будучи представленными во власти, профсоюзы им угрожают реальным прекращением финансирования.» из статьи Профсоюзы и левые партии Украины: накануне часа Х

По большому счету, Верник предлагает создать социал-демократическую или скорее лейбористскую партию, но по одному признаку.   Это будет не современная, а классическая социал-демократия 60-70 х, когда связка партия-профсоюзы еще работала. Сейчас все иначе. Говорить про уродство современных монопольных немецких и шведских профсоюзов как-то даже неудобно. Про зависимость лейбористов от профсоюзов может говорить человек мимо которого прошли дискуссии о «четвертом пункте» и правое перерождение Блера.

По утверждению известного социал-реформистского политолога и теоретика Бориса Кагарлицкого потенциал социал-демократии реализован и это стало концом подобной политики. Построение социального государства сделало эсдеков неактуальными. Им нечего предложить. Последним удачным проектом является партия Труда в Бразилии. Впрочем, в 2000х ее критикуют слева и местные интеллектуалы, и социальные активисты. Политическая сила Лулы не смогла изменить жизнь рабочего класса и неимущих.  Он более увлечен модернизацией и продвижением товаров на внешние рынки, чем интересом собственного класса. То есть его политика буржуазна. Это делает его любимцем Кастро и Валлерстайна, но это очень далеко даже от тех идеалов, которые исповедовали основатели партии в далеком 1980.

Буржуазность тут проявляется, как реализация национального интереса. Это даже не буржуазный интерес рабочего класса. Получение большей части общественного пирога. Нет, это конструктивная политика в интересах правящего класса. Рабочий класс теоретически может выиграть от модернизации и промышленного роста. Только вот гарантировать это невозможно.

Зачем партия?

Идея статьи Верника сводится к тому, что рабочему классу нужны «хорошие законы». На таком хлипком фундаменте не строится даже самая дрянная буржуазная партия. Идея должна быть шире и глубже. Даже левые имитаторы коммунизма из КПУ это понимают.

«Зачем» не сводится к сфере трудового права. Потому что левая политика не является синонимом «трудового законодательства». Первые законы,  ограничившие рабочий день были приняты консерваторами. Их интересовали кондиции призывников. Солдат не может быть худосочным и больным. Рабочие в начале 19 века имели здоровье каторжан. Работали и питались как арестанты. Советуем марксистам читать «Капитал». Там об этом написано подробно. Левая политика шире.

Часть левых считает, что все противоречия в обществе сводятся к классовому конфликту. Другая часть полагает, что не стоит смешивать все в одну большую кучу.  Кроме прямого профсоюзного действия, парламентской политики существует так же борьба за гегемонию в интеллектуальном и культурном поле. Существуют экологические и гендерные проблемы. И это не «предвыборные фишки», а более чем серьезные теоретические и политические вопросы.  В общем, возможно, «верниковцы» рассмотрят все эти   вопросы на свой конференции 23 октября в Днепропетровске, но заявленный лидером «Захыста Праци» формат дискуссии к этому не очень располагает.

Верник легкомысленно упоминает в статье об исторических примерах альянсов профсоюзов с мафией, не отмежевываясь от такой неоднозначной практики. Что просто указывает на то как язык бежит впереди мысли. Респектабельный буржуазный «рабочий политик» должен быть как жена Цезаря вне подозрений. И он еще толком не стартовав в «большую политику» показывает для себя приемлемость  коррупции.

Верник может побороться за место в Киевсовете. Олег, сформировавшийся профессиональный буржуазный политик рабочего класса, понимающий правила игры в современной Украине. Но он вряд ли потянет на роль общенационального лидера даже третьего эшелона, если не научится следить за лексикой (фильтровать базар).  Да и концепция партии у него в стиле социал-демократического ретро, которое в мире уже и не встречается.

Остальные желающие поиграть в буржуазный парламентаризм еще маргинальнее. На что они надеются?  На вызов духа Карла Маркса? Для материалиста полагаться на чудо несколько… необычно.

Продолжение следует.

«Права человека» или конкретный интерес?

Октябрь 2, 2010
«Права человека» занимают одно из центральных мест в сознании современного человека. Лишь благодаря ним, говорят, мы живем, работаем, учимся, путешествуем и т.д. Вся наша деятельность возможна только потому, что мы имеем на нее легальные свободы, законные основания. Именно поэтому мы должны бороться и защищать такие дорогие нам «права».

Многиеиз тех, кто пытается сделать этот мир лучше и этичнее, обращаются к вышеприведенной логике. Они активно участвуют в общественной жизни, тратят массу ресурсов и сил на расширение и поддержание прав человека. Но прежде чем включиться в общественную жизнь, не стоит ли перепроверить путь? Не стоит ли поставить данную нам концепцию «прав человека» под сомнение?

Дело в том, что, несмотря на популярность рассматриваемой концепции, существуют довольно большие проблемы с определением собственно «прав человека».
В правовой теории существует два доминирующих подхода к правопониманию: позитивистская концепция права и естественноправовая. Первая сейчас является доминирующей у правовиков, а вторая интересна, в первую очередь, как исторический феномен. Теоретический спор между ними не утихает и до сегодняшнего дня, но, в действительности, они скорее имеют больше общего, чем различного, а их возникновение, генезис и нынешнее существование, так или иначе, взаимосвязаны.

Начнем по порядку.

Естественные права

Концепция природного права, как принято считать, берет свое начало еще с античности. О естественном праве говорили Гомер, Гесиод, Пифагор, Платон, Аристотель и т.д. Особое развитие идея естественного права получила у стоиков, полагавших, что естественное право – это продукт божественного разума, пронизывающего вселенную. Как выражение божественного разума естественное право постигается разумом человека и является неизменным и обязательным для всех людей.

Но интересный для нашего анализа этап развития естественного права берет свое начало в средневековье. Так, средневековые теологи перенимают и это наследие античности, используя его в своих целях. Нужно было развить и закрепить ограничение власти монарха, подчинить его Богу, а следовательно, и неким законам, которые не может нарушать монарх.

В современном нам виде естественноправовая концепция возникает во время Просвещения. Теперь „Бог” заменяется на не менее трансцендентную „природу”, а концепция служит на руку новым тенденциям в политике и идеологии. Так, идея используется для ограничения власти монарха в пользу частной собственности и буржуазии.

Смесь свойственного тому времени гуманизма и новых политических и экономических тенденций обусловили возникновение концепции „естественных прав человека”. Набирала популярности идея о том, что каждый человек от рождения имеет некие права. Эти права принадлежат индивиду в силу самой его природы, а значит, никакая власть не может их ограничить или отменить.

Интересно, что список прав варьировался в зависимости от автора. «Множество людей, — пишет Й. Бентам, — беспрестанно говорят о «законе природы», или естественном законе, и затем сообщают вам свои мнения о том, что хорошо и что плохо, и вы должны разуметь, что эти мнения суть именно главы и отделы закона природы». Каждый теоретик имел свое виденье прав человека и в зависимости от своих предпочтений формулировал перечень неотуждаемых свобод. Это приводило к ситуации, когда окончательную кодификацию прав человека производит все тоже государство. Именно оно в конечном итоге определяет, какими правами в конечном итоге стоит наделить „гражданина”.

Подобный итог является противоречием в самой теории естественного права. Первоначальная предпосылка оного гласит, что есть те права, существование которых не зависит от воли власти, но в то же время именно власть устаканивает перечень этих „природных” прав. Во всех остальных случаях мы столкнемся с проблемой субьективности прав человека. Другими словами, если государство не определяет список „природных” прав человека, каждый отдельный индивид может определять сам, относится ли, например, право на жизнь к природным правам или нет. Никакого действенного правопорядка существовать в такой ситуации не может.

Рассматривая теорию „природного права”, мы сталкиваемся с еще одним противоречием. Среди свобод, которые гарантируются природой принято называть „право на собственность”. Во всяком случае, оно закрепляется Декларацией прав человека и гражданина, которая стала своеобразной кодификацией „природных прав”.

Дело в том, что право на собственность не может быть природным ни под каким соусом. Ни природа как таковая не знает подобных отношений, ни первоначальные формы общества. Если же рассматривать „природность” как естественно сложившиеся обстоятельства, то становится непонятным, зачем нужна правовая защита и так общественно необходимым отношениям.

Следует также отметить, что устанавливая группу этических императивов, естественное право сталкивается с проблемой их несовместимости. „Неотделимое право” на собственность одного человека может не кореллироваться с правом на жизнь другого человека и др. Например, бурная деятельность ТНК в Китае стала причиной загрязнения окружающей среды. Как следствие – огромное число раковых заболеваний среди населения некоторых провинций.

Позитивистское понимание «прав человека»

Как мы уже показали, естественноправовая концепция использовалась для ограничения власти. Некие базовые интересы индивида или группы лиц выносились за рамки компетенции государства. Так поступала церковь в средневековье и буржуазия во время буржуазных революций. Но после победы над феодализмом, новая правящая элита поспешила попрощаться со своей бывшей союзницей. Так, естественноправовая традиция отступает на второй план, уступая первенство юридическому позитивизму.

Позитивисты от права говорят, что права человека – это те свободы, которое нам дает и гарантирует государство. Не больше. Нет никаких отсылок к неопределенной природе или Богу. Все намного логичнее и проще. Проблема в другом: позитивизм глубоко антигуманен по своей сути.

Дело в том, что если за вами не будет признаваться свобода передвижения или государство не будет признавать ценность вашей жизни, для позитивиста соответственно и вашего «права» на свободное передвижение или права на жизнь также существовать не будет.

Ярким историческим примером является ситуация в нацистской Германии, когда многие ограничения для евреев закреплялись вполне легальным путем. Например, законным путем ограничивалось право на передвижение, на собственность и даже на жизнь. Это стало ярким свидетельством враждебности позитивистской концепции человеку как таковому.

В этом смысле нет ничего удивительного в том, что позитивизм четко проводит грань между правом и этикой/справедливостью. Правовая норма может быть тысячу раз аморальной с точки зрения общества или конкретного человека, но вы обязаны подчиниться. Такова воля государства. Для тех же, кто считает этические начала более важными для общества, есть «государственное принуждение». Как указывают авторы статьи «Ясная неясность юридического позитивизма», «Человек «должен» следовать нормам поведения под угрозой наказания, и это «должное» морально-этически индифферентно.»

Или, другими словами, юридический позитивизм делает ставку на норму права (закон) и его цель — «…обоснование права формально обоснованных правил, обязательность которых не зависит от их содержания» (MacCoubrey H. The development of naturalist legal theory. London, 1987. P. IX)

Ганс Кельзен по этому поводу говорил: «Некоторый правопорядок может считаться несправедливым с точки зрения определенной нормы справедливости. Однако тот факт, что содержание действенного принудительного порядка может быть расценено как несправедливое, еще вовсе не основание для того, чтобы не признавать этот принудительный порядок правопорядком».

Он считал, что если принудительный порядок банды в пределах определенной территории оказывается действенным настолько, что действительность всякого другого принудительного порядка исключается, то его можно считать правопорядком, а созданное им сообщество — государством. Очарованные этой откровенность Ганса Кельзена, мы лишь добавим, что не видим принципиальной разницы между бандой и государством

Подводя итоги

1. Если мы отталкиваемся от естественноправовой концепции, права человека — это нечто трансцендентное, данное Богом или Природой, нечто неописуемое. Их нельзя познать и описать, так как они глубоко метафизичны, т.е. находятся вне реального мира. Другими словами, их попросту не существует. Это не больше, чем устарелая и противоречивая модификация теологических концепций просвещением, теория, которая стала удобна буржуазным революциям, заменившим трансцендентного Бога на трансцендентные Нацию, Государство, Разум и Право.

2. Если же отталкиваться от юридического позитивизма, стоит признать, что права человека существуют. Но в таком понимании они должны быть лишены позитивной коннотации, которой обладают в доминирующем дискурсе. В этом случае мы должны понимать, что права человека – это не больее чем ничем не гарантированные подачки государства, брошенные в наше корыто отнють не из альтруистических соображений.

Концепция прав человека легитимизирует нынешний строй. Государство дает нам минимум свобод, чтобы узаконить себя как монополию власти. Эта ситуация подобна эксплуатации на производстве. Собственник сначала отнимает у рабочих результаты их работы, потом вознаграждая их лишь малой частью произведенного. Находятся те, кто благодарен и за такой грабеж.*

Как в мясной промышленности вынуждены давать минимальный корм и пространство для развития скота, предназначенного для прибыли и убоя, так и государство вынуждено предоставить нам минимум свобод для воспроизведения самого себя. Но наша воля, этика, желания не принимаются к сведенью, как и не принимается к сведенью воля скота на ферме. Ни мы, ни они не определяют общие правила. Разница лишь в одном: они предназначены для убоя, мы – для эксплуатации.

Права человека – это ложная система координат. Пытаясь отстоять «гарантированные государством свободы», мы лишь действуем в заданых рамках. Подобно тому, как экономическая эксплуатация присуща капитализму, ограничение свобод человека присуще государству как таковому.

Дело состоит не в том, чтобы отстаивать некие права человека, а в том, чтобы бороться за свой интерес.  Частным случаем последнего являются свободы, которые могут быть расширены при должном соотношении сил угнетенных и угнетателей. Впрочем, конечный интерес каждого лежит в гармонии интересов всех, обществе взаимопомощи, где не будет существовать нужды в праве. Отстаивая свободы сегодня, мы должны помнить, что их реальное и максимальное широкое удовлетворение осуществимо только в обществе без принуждения и эксплуатации человека человеком.
____________________________________________________________________________________
* Как видим, экономическая эксплуатация схожа с политической.

по теме:

Теория государства и права: Люди нуждаются в государстве, поскольку оно им служит!

Мішель Онфре. Постанархізм, розтлумачений моїй бабусі

Этика и общественное переустройство

Диктатура права – абсурд иррационального

Плоха сама представительская демократия

Власть угрожает шахтерам «реформой»

Октябрь 2, 2010
Угольная отрасль Украины отличается изношенностью производственных мощностей и высокой аварийностью. Она убыточна и сильно зависит от дотаций. Правда  денег из бюджета едва хватает на покрытие текущих расходов. Строители «Новой страны» подходят к вопросу радикально. Оставшиеся 40% госсобственности углепрома запланировано передать в частные руки. Это приведет к появлению целой армии «лишних людей»

Изношенность шахт и растущая зависимость металлургии от импорта

Капиталистические реалии поставили отрасль в весьма невыгодное положение. Оставшиеся на балансе государства предприятия в жутком состоянии, — оборудование не меняется, что приводит к падению выработки иповышенной аварийности.

На украинских шахтах происходит до полутора десятков аварий в год. В большинстве случаев причинами катастроф являются обрушение породы или внезапный выброс метана. Только в этом году было 4 крупные аварии. Пятеро рабочих погибло, а десятки травмировано. Ахиллесовой пятой отечественной экономики является добыча коксующегося угля. Основной производитель – шахта им. Засядько – работает в полсилы из-за аномальной аварийности. С 1999 года в ее лавах погибло около 300 шахтеров.

Данные статистики свидетельствует о растущем спросе именно на коксующиеся угли. Украинские металлурги, по оценкам ПХО «Металлургпром», в 2010 году могут увеличить выпуск чугуна на 27,2%, стали — на 28,4%, проката — на 30%. Соответственно, потребление коксующегося угля и кокса может возрасти на 25-30%.

Тотальная нехватка инвестиций (аварийность, сокращение производства) приводит и к нехватке угля в Украине. Невозможность увеличить добычу угля в Украине объясняется ограниченными мощностями существующих шахт и неэффективностью государственных шахт.

Украинские производители кокса зависят от поставок зарубежного угля. Поскольку импортный уголь обычно дороже добываемого в Украине (плюс расходы на транспортировку), цены на эту продукцию останутся на высоком уровне, Цены на уголь марки «К» и «Г» с начала года увеличились 1,5 – 2 раза. Более высокая стоимость сырья означает низкую прибыль для производителей кокса.

Избирательные инвестиции

В таком состоянии из отрасли выжать больше нечего и правительство наконец-то решило привлечь инвестиционный ресурс. Но вместо того, чтобы направить внутренние средства на модернизацию шахтной добычи за помощью обратились к… КНР. Министерство угольной промышленности Украины и Государственный банк развития КНР подписали соглашение о финансовом сотрудничестве.

В соответствии с соглашением Минуглепром предоставил для рассмотрения китайской стороне 7 инвестпроектов по реконструкции, техническому переоснащению и модернизации угледобывающих госпредприятий. Общая стоимость предложенных для финансирования проектов составляет $1,03 млрд. При этом уже в этом году в качестве пилотного проекта запланировано техническое переоснащение шахт «Новопавловская», «Шахтерская-Глубокая» и им. Д. Ф. Мельникова (Луганская область) на общую сумму $120 млн.

На первый взгляд, кажется, что правительство делает полезные вещи. Ведь лучше добывать свой уголь, чем покупать чужой. Но нет. Привлекаемые инвестиции должны сотворить нечто более чем просто обновить устаревшее оборудование. Переоснащенные шахты должны продемонстрировать повышение дальнейшей «инвестиционной привлекательности». Попросту говоря, идет подготовка к крупномасштабным продажам.

Тотальная приватизация

В законопроекте «Об особенностях приватизации угольных предприятий» оговариваются правила и условия проведения приватизации. Критерием является пресловутая  инвестиционная привлекательность. Им же определяются налоговые социальные льготы при приватизации и другие детали.

По замыслу министерства, имеющиеся шахты будут разделены на три категории. Предприятия первых двух выставят на продажу, остальные предлагается закрыть. Всего Минуглепром планирует распределить по группам 112 шахт. Распределение по группам должно завершиться до 7 ноября. После этого шахты первой и второй групп начнут готовить к приватизации, а третьей – к закрытию.

Для повышения капитализации приватизируемых шахт Министерство собирается провести их переоснащение за счет финансового лизинга, кредитов и договоров государственно-частного партнерства. Вроде тех соглашений, о которых договорились с китайской стороной. Закрывать будут те предприятия, которые не будут модернизированы, то есть, не интересны для частного капитала.

Изменения приведут к ряду  негативных последствий. Во-первых, будет дорожать уголь. А в контексте дорогого природного газа украинцам можно было надеяться только на дешевый уголь. Но если сейчас цена на уголь из госшахт регулируется государством, то потом этот рычаг использовать больше не удастся. Владелец будет устанавливать исключительно рыночную цену, а в случае с шахтами, которые перейдут в руки государства КНР, уголь вообще будет (что не исключено) вывозиться на потребности экономики дальневосточного дракона.

Во-вторых, могут отказаться от услуг украинских шахтеров. Не исключено, что китайский менеджмент привлечет рабочую силу из самой Поднебесной, как это, например, планируется сделать с достройкой ряда мостов в Киеве. Для страны, где пара рабочих рук стоит дешевле миски риса — это не проблема.

В общем, мы можем наблюдать очередной пример правительственного фарса. Красивые слова о «реформах» должны отвлечь людей от сути происходящего. А именно уничтожения отрасли (массовое закрытие предприятий) и окончательное отчуждение граждан Украины от недр своей страны.

Что делать с людьми, которые работают на шахтах подлежащих закрытию? Вопрос, конечно, риторический. На словах их (наверно) будут «переквалифицировать». На деле эти люди пополнят армию безработных, нищих и обездоленных.
Политком
Ліва Справа

http://livasprava.info/content/view/2394/1/

Препарування Резолюції Симпозіуму «Морально-етичні аспекти штучного переривання вагітності»

Октябрь 2, 2010
IV Національний конгрес з біоетики, зорганізований керівництвом Національної Академії Наук України, Академією Медичних Наук України та Міністерства охорони здоров’я України,  дав на виході дуже цікавий документ, що зветься Резолюцією . Сам текст містить у собі усі сорти лицемірства, безглуздя та просто відвертої брехні.

Якщо патрони та головні дійові особи цього симпозіуму — академіки Б.Є. Патон і О.Ф. Возіанов, міністр З.Н. Митник та голова НЕК України з питань захисту суспільної морали В.В. Костицький — дійсно занепокоєні проблемами накшталт того, від якого моменту душу слід вважати душею, то вони, напевно, просто збіговисько скажених метафізиків. Нас хоче виправити кишенькова банда демагогів, якій з якогось дива дали змогу побавитися своїм впливом, а за одно і виконати важливе доручення. Яке саме, простежимо у ході препарації тексту.

«…на сьогодні Україна – одна з тих країн, де широко поширена практика штучного переривання вагітності (аборти, вакуум-регуляція менструального циклу). Це глибоко суперечить багатовіковим традиціям українського народу, що ґрунтувалися на релігійному світогляді, глибокій повазі до людського життя, шануванні сім’ї та жінки саме як матері та носія життя, дбайливому ставленні до дитини.»

Багатовікові традиції та релігійний світогляд народу це сторінка в історії, галерея у музеї, і апелювати до них у спробі вирішення суто громадских питань — річ така само безглузда, як і ставити в один ряд переривання вагітності із неповагу до людського життя або недбайливому ставленню до дитини.

Консерватори, мабудь, не тупі люди, і усвідомлюють, що ембріон ще не дитина, і вагітність переривають не з великого щастя. Справжня стурбованість вершків «моральністної громадскості» простежується далі:

«…в Україні у 2009 році було зроблено більш ніж 180 тисяч абортів, а за усі роки незалежності – біля 8 млн. абортів (згідно неофіційних даних – біля 30 млн.). З огляду на це Україна має невиправдано високий рівень застосування практики штучного переривання вагітності, що є окремою проблемою в умовах демографічної кризи в Україні.»

Вочевидь їх сер’йозно турбує скорочення населення, здатного служити в армії, підкорятися в учбових закладах, кропітливо та безропітно працювати на фабриках, якщо вони мають нахабність замахуватись на невідчужуване право жінки самостійно розпоряджатись своїм тілом, та ще й вдаються до такої кепської підміни понять:

«Людське життя є незаперечною цінністю не тільки для самої людини, а й для держави, яку будує людина. Згідно статті 3 та 27 Конституції України людина, її життя і здоров’я, честь і гідність, недоторканність і безпека визнаються в Україні найвищою соціальною цінністю, кожна людина має невід’ємне право на життя.»

Демагогія, що намагається прирівняти ембріон до народженої людини, вочевидь, має на меті ухвалення відповідного закону. В принципі, керуючись подібною хибністю, онанізм слід було б прирівняти до депортації цілої етнічної групи.

«Штучне переривання вагітності – це один із найбільш значних чинників розладу здоров’я жінки: безпліддя, невиношування вагітності, запальні хвороби статевих органів, порушення менструального циклу, а також серйозних порушень психічного здоров’я. Штучне переривання вагітності і пов’язані з ним ускладнення призводять майже до кожної десятої втрати у показнику смертності, пов’язаної з вагітністю та пологами.»

Як же ми не розуміємо, вони просто турбуються про жіноче здоров’я! А ще мають на меті карати тих, хто сам собі його, на їхню ж думку, руйнує. Той самий фарс, як і з порнографією: вона, мовляв, погана тим, що призводить до залежності.

На думку консерваторів, замість того щоб шукати причини відчуження, слід змусити людей робити вигляд, ніби немає ніяких проблем із сімейним життям, працевлаштуванням та матеріальною базою для виховання дітей. Через якихось 18 років це дасть непоганий приріст в збройні сили та некваліфіковану робочу силу, і чхати вони хотіли на кричуще неналежні умови життя та виховання нового покоління.

«Згідно з прогнозом демографічного розвитку України на період до 2050 року, розробленого фахівцями Інституту демографії та соціальних досліджень НАН, очікується, що до цієї дати населення України може скоротитися з 45,8 млн. до 36 млн. осіб.»

Демографічну кризу можно вирішити шляхом «відкриття кордонів» — зеленим світлом для міграції.
Проте такий метод має деякі складності: приїжджі «робочі руки» зовсім не зацікавлені у місцевій культурі, разом з її способами примусу, контролю та відправлення влади. Капіталу потрібна стабільна генерація однорідних і слухняних людей зі спільними жахами та радощами, дисципліновані та відмуштровані робітники.

Це єдине розумне пояснення такого безглуздя, як довгострокове демографічне планування на закаті існуючого способу виробництва.

«Політика, що склалась в системі охорони здоров’я зі спрощенням процедури прийняття рішення про проведення такого втручання без акценту на його моральний компонент сприяє лояльному ставленню наших громадян до практики штучного переривання вагітності.»

Ці люди вважають, ніби спрощена процедура аборту підбурює людей чинити його. Якась вульгаризована варіація на тему «буття визначає свідомість».

А тут взагалі цілий потік незіставних речей:

«Ранній початок статевого життя серед підлітків, як результат негативного впливу поширення порнографії…»

А насильство це результат негативного впливу поширення кіно у жанрі «екшн». Шановні консерватори гублять причини та наслідки: підлітки починають статеве життя, тому що до нього дозрівають. Це природньо, і, на щастя, не згубно.

«…пропаганди сексуальної розпусти, рекламування шкідливих звичок»

Такі речі скоріше можуть призвести до розчарування у продукованих цінностях, аніж до вагітності, проте логіка наших героїв незламна: якщо вільно кохатися та приймати речовини, то буде аборт!

«…недостатня поінформованість населення щодо методів та наслідків застосування контрацепції.»

Здається, це єдина адекватна і дійсно цінна порада у всьому документі.

«Недостатня спрямованість виховання молоді на здоровий спосіб життя»

Яке ще здорове життя можливе у суспільстві, що прирікає своїх членів до постійної муштри, перенапруги і стресу?

Далі невідомо для чого притягнутий загальновідомий факт, з якого навіть не робиться ніякого висновку. Мабудь, забули.

«Слід зазначити, що сучасні досягнення науковців та лікарів свідчать про те, що з моменту зачаття створюється організм людини з власним абсолютно індивідуальним генетичним кодом, набором хромосом, транскрипцією ДНК та синтезом білків.»

А далі починається справжня феєрія:

«пропагувати зміцнення сім’ї, подружню вірність та дошлюбну стриманість, надавати об’єктивну інформацію про сутність штучного переривання вагітності та його негативні наслідки.»

Зауважте — вільні прояви сексуальності та позашлюбне статеве життя, спокуса, прямо ототожнюється із небажаною вагітністю — гріхом, розплатою. Зв’язка «бажання — покарання» характерна для всіх ієрахічних та експлуатаційних систем, а сексуально-пригнічені люди — легка здобич для соціально-політичних маніпуляцій. Проте це вже посилання на класиків психоаналізу.
Очевидно моралісти просто хочуть підвести

«Сприяти діяльності Національної експертної комісії України з питань захисту суспільної моралі щодо контролю за організаціями та ЗМІ, які пропагують позитивне сприйняття сексуальної розбещеності.»

Вам ще не смішно? Керувати симпозіумом та агітувати діяльність своєї контори це просто вже просто некрасиво.

«Впровадити доповнення до частини першої статті 27 Конституції України, після якої вона звучатиме так: «Кожна особа має невід’ємне право на життя від моменту зачаття і до природної смерті».»

Одне цікаво — хто і як засвідчуватиме момент зачаття?

«Переглянути перший абзац частини шостої статті 281 «Право на життя» Цивільного кодексу України з метою усунення підґрунтя для операцій зі штучного переривання вагітності.»

Ми дійшли до головного пункту резолюції. У цьому місці інквізитори від моралі відкрито заявляють, що хочуть заборони абортів та кримінального переслідування за їх вчинення.

«Дбаючи про фізичне та духовне здоров’я жінки та родини, усвідомлюючи спільну відповідальність за збереження кожного людського життя, ми декларуємо, що докладемо усіх зусиль…»

Поки вони докладатимуть зусилля до духовного здоров’я абстрактної «жінки», конкретна, жива жінка страждатиме цілком фізично і реально від неможливості народити й вижити/власноруч виховати/прогодувати новонароджену дитину. Цілком очікувано, що вона відмовиться від батьківських прав, і гола держава отримає у свою опіку іще одну загублену долю.

Експлуататори розв’язують зграйці фанатичних клоунів руки. Не заради втіхи, а для досягнення конкретної мети, що полягає у спробі насаджування консервативного мислення, позбавлення жінки права вільно розпоряджатися своїм тілом і вирощенні нового покоління одурених людей.

Дуже кмітлива, хитра і дійсно підступна спроба. Особисто я не вірю, що на фоні існуючого декадансу це дасть хоча б якийсь відчутний ефект. Суспільна надбудова поступово розкладається, і подібні її дії — найкращий цьому приклад.

Блог автора

По теме:

Заява «Вільної спілки» про так званий «конгрес з біоетики»

http://livasprava.info/content/view/2386/1/

НЕБЕЗПЕКА ПЛАТНИХ ПОСЛУГ У ВИШАХ!!!

Октябрь 2, 2010
Студенти! Вас вкотре пробують пограбувати. Можливо, вам уже відомо про те, що з вересня у ваших університетах дозволено вводити нові платні послуги. Це ще один крок, до перетворення освіти на бізнес. Тепер отримання знань вже не буде правом для кожного — фактично, освіта стає привілеєм для багатих.

Ми всі розуміємо відверту антистудентську суть даного рішення. Однак, слід чітко усвідомлювати, що постанова уряду є грубим порушенням законівта наших з вами прав. Тому “Пряма дія” пропонує вашій увазі аналіз постанови, зроблений нашими товаришами із “Фундації регіональних ініціатив”.

Це має знати кожен!

27 серпня під час свого розширеного засідання Уряд прийняв постанову № 796 “Про затвердження переліку платних послуг, що можуть надаватися державними та комунальними навчальними закладами”, розроблену Міністерством освіти і науки та Міністерством економіки. «Це сприятиме залученню додаткових коштів і збільшенню дохідної частини бюджетів навчальних закладів,» — стверджують у Департаменті інформації та масових комунікацій Секретаріату Кабінету Міністрів. Проте даний документ суперечить як чинному законодавству, так і загрожує впровадженням численних незаконних грошових стягнень зі студентів. Що ж чекає нас в новому навчальному році?

ДАЛІ

http://livasprava.info/content/view/2379/1/