Философия бедности

Философия бедности

Тот, кто считает политику пролетариата бескорыстной, наверное ошибается. Даже самые светлые идеалы угнетенных классов являются приспособительными реакциями, необходимыми для выживания индивида. Солидарность и взаимопомощь – это удачная экономическая тактика бедных. Это интерес, но общий, а не частный. Классовая и человеческая практика, которая может здорово помочь со временем и тому, кто сам тратит свои силы на помощь (часто лично не знакомым ему) товарищам. Эти и другие стратегии обеспечили слабому (шимпанзе и гориллы гораздо сильнее), но умному примату эволюционные преимущества. Будем верны своим предкам и своей расе, предкам всей многоцветной и разнообразной человеческой расы. Быть человеком глубже и честнее любого национализма или расизма. Соответственно, международная солидарность трудящихся более соответствует природе человека, чем конкуренция и борьба всех против всех, навязанная нам логикой капитализма.

Одним из свойств нашего вида является его способность бесконечно менять социальную организацию. Можно сказать, что склонность к социальным и техническим новшествам является частью «биологической» природы человека. Например, если появится потребность в рождении детей мужчинами, то так и будет. Он появится так же «естественно», как и институт «отцовства», которого нет у других приматов. Вся история человечества с момента появления социального доминирования (власти и классового разделения) является историей борьбы большинства подчиненных против эксплуататорского меньшинства, и его репрессивной культуры, религии и ложных идеологий.

Этот конфликт будет продолжаться до тех пор, пока правящий класс не будет свергнут, и не будет установлено бесклассовое и безгосударственное общество. Борьба в разное время носила разные формы, от религиозного инакомыслия до жестокого и кровавого мятежа. Всякий раз методы борьбы определялись условиями противостояния. Содержание этого конфликта постоянно, формы же его различны. Иногда, например, требование «национализации» может приводить к относительному улучшению условий работников, но она не только не решает проблем, но и не редко становится реакционным элементом политики правящего класса. Хотя, в определенных условиях подобные требования вполне могут служить материальной выгоде рабочих.

Не всегда борьба трудящихся революционна, но революции или социального прогресса вне этой борьбы нет. Бывает, что она идет за ложной целью. Бороться за построение «шведского социализма», например, глупо. Украине уровня потребления «золотых» лет Швеции, которые уходят, не достичь никогда. В то же время не защищать от демонтажа такие части «социального государства», как образование и медицина — преступное бездействие. Доступность этих служб есть результат международной классовой борьбы и страха власти перед народом. Кстати, бесплатное образование в СССР введено уже после войны, когда социальное недовольство гасить репрессиями для власти было уже небезопасно. На сегодняшний день ликвидация бесплатной медицины и образования опасны для жизни рабочего народа. Это попытка начать систематически калечить трудящихся физически и духовно. Это классовая война, в ходе которой «либерализация» становится оружием массового поражения эксплуатируемых, низводящее их до уровня малообразованного и больного рабочего скота. То же касается и борьбы против нового Трудового Кодекса — такая «не революционная» работа. И она гораздо честнее, чем прикрытый трескучей демагогией бессмысленный активизм . В данном случае идет защита конкретных завоеваний трудящихся, сдавать которые без боя глупо и безответственно.

Власть

Экономическая политика правящего класса в условиях производственного и экологического кризиса — штука весьма и весьма предсказуемая. Верхи будут стараться переложить счет за кризис на низы. Меры по вмешательству в экономику будут приниматься с учетом интересов важнейших игроков, способных обеспечивать существование системы. Это не главные налогоплательщики. Украинский бюджет имеет рост поступлений от производителей сигарет, но правят-то «металлурги», а не пищевкусовики. Сила капитала определяется не полезностью для бюджета, а политической значимостью ФПГ. Это управляемый процесс, как и «идеальный» рынок. Государство – один из генераторов экономического хаоса, так как само оно является сферой борьбы конкурентных сил. Система держится на труде миллионов, выгоду от нее получают лишь тысячи.

Иммануил Валлерстайн уже давно призывает к определенного рода «прогрессистской» политике, направленной на сглаживание противоречий капитализма. В духе «нового курса» и заветов Джона Мейнарда Кейнса. В своей свежей статье о Бразилии и правлении Лулы он сетует на местных левых интеллектуалов, которые не понимают геополитического значения правления местных лейбористов и ведут споры о каких-то внутренних классовых противоречиях и неравенстве в этой 9-й по размерам экономике мира. А вот Кастро понимает, какой молодец и реалист президент Бразилии. Он добился существенного промышленного роста. И ведущий левый интеллектуал с ним согласен.

Впрочем, кажется, сам американский ученый так увлекся мир-системным анализом, что не очень хочет обращать внимание на реальность конкретной страны. Создается впечатление, что левые интеллектуалы пытаются вернуться к западному варианту государству благосостояния 50-х – 60-х с их доминированием добропорядочного ордолиберального консерватизма и розовой социал-демократии. Причем возвращение к нему видится, как реализация, вполне конкретной стратегии государственного вмешательства. При чем эта политика рождающаяся, как результат разумной деятельности политических или экономических «элит», а не продукт «догматической» и «не модной» борьбы классов. Эффективная политика.

Впрочем, не понятно с каких пор экономический рост стал синонимом «левой политики»? Даже преодоление нищеты и то не является показателем «ливизны» свойства. Второй срок Кучмы и премьерства Ющенко, Кинаха и Януковича… привели к ликвидации массовой нищеты. Ее сменила массовая бедность. Может запишем этих политиков в «левые»?

Можно смело забыть про спасительные кейнсианские или «либеральные» методы. И то и другое никогда не было продуктом академического спора. Дирижизм или невмешательство в экономику являются результатом взаимодействия сил, ведь сама по себе капиталистическая система не может формировать запрос на конкретную политику. Требования рабочего класса являются важным фактором, но полагать, что огосударствление и вмешательство правительства в производство всегда являются желательными для трудящихся, мягко скажем, не корректно.

Государственное вмешательство и «эффективный собственник»

Стоит привести примеры государственного вмешательства, которые трудно назвать полезными для трудящихся. Политика протекционизма в хлебной торговле Австро-Венгерской империи конца 19 века была однозначно враждебна интересам не только рабочего класса, но и малоземельного крестьянства, которое попросту голодало. Люди, жившие за счет продажи рабочей силы, в этом случае были кровно заинтересованы в снятии таможенных барьеров и… либерализации торговли. Поинтересуйтесь историей галицкой социал-демократии. Она боролась с украинскими же политиками, отстаивавшими интересы крупных землевладельцев. Так же за снижение пошлин боролись рабочие в Британии начала 19 века. Продукты были слишком дороги для них.

Политика огосударствления, проводившаяся Бисмарком и социал-демократией, вера в мудрость правительственного постановления и национализации, сформировали фундамент для совершенно оголтелого тоталитаризма, который лишил тот же рабочий класс права на борьбу. Этот же разумный государственный порядок стал частью нацистской системы геноцида.

С помощью унифицированной системы государственного образования нацисты практически попытались создать сословное иерархическое общество с низкой вертикальной мобилизацией.

Тотальное огосударствление не очень согласуется и с Марксом. Большевики несколько «пересмотрели» «учителя», когда превратили это явление в синоним социализма. Впрочем, и для ленинцев государственное регулирование не всегда было догмой. Например, китайские коммунисты были большими сторонниками рынка, чем предыдущее правительство гоминьдана, хотя со временем и поменяли свою позицию. «Имперский социализм» предлагали и японские оккупанты в Манчжурии. «…политика огосударствления была продиктована потребностями первоначального накопления капитала, независимо от того, божились ли проводившие ее режимы Лениным, Сунь Ятсеном или японскими богами – и до какой степени нелепо мнение сталинистов и троцкистов, что огосударствление само по себе содержит нечто “социалистическое” или “пролетарское”.» — гневно бичует «непонятливых» Марлен Инсаров. http://revsoc.org/archives/2462

Тот же гоминьдан вырастил собственную олигархию с помощью государства. Капитал и земельная аристократия использовали государство как кормушку и защитника. Государственно-капиталистическая система отлично уживалась с публичными казнями. Кстати, первыми начали применять террор не тамошние большевики, а прогрессивные борцы за построение капитализма с китайской спецификой.

В послевоенное время буржуазия не один раз выбирала государственное вмешательство. В украинской истории формирование крупнейших «олигархических» ФПГ происходит при либерализации экономики, которая сопровождается прямыми и коррупционными формами того что в программных документах регионалов в 2000-х остроумно назовут «взращиванием национального капитала». Впрочем, как растет капитал и из какого «гумуса», нам давно известно, и для этого не нужно прилежно зубрить «Капитал». За счет использования бюджета и разграбления (не приватизированной) госсобственности сформированы крупнейшие украинские состояния.

Государственное вмешательство при одном и том же руководителе может менять свой характер. Показательно, как менялась политика то президента, то диктатора Варгаса в Бразилии. В 1930 году он не побеждает на выборах, которые были сфальсифицированы, но поднимает мятеж. Он пытается опереться даже на прокоммунистических сторонников мятежного «генерала» Престеса. До 1934 года он проводит политику, за которую Рузвельт называет его «вторым автором Нового Курса». Потом он идет вправо, лавируя между правыми и левыми и подавляет проолигархический мятеж. В стране начинаются уличные бои между фашистской «интегралистской» партией и ANL (зонтичной организацией, объединявшей политические силы от социалистов и сторонников демократии до коммунистов и анархистов). В конце концов и фашисты и левые отправляются на островные тюрьмы, а сам Варгас устанавливает личную диктатуру. Параллельно в частном секторе вводится планирование. Система становится похожа на итальянскую модель фашизма. Конец войны Варгас встречает в роли друга «антигитлеровской коалиции». После этого Варгас становится демократом и выступает за несколько авторитарный и немного националистический «демократический социализм». Его политика всегда была направлена на усиление роли государства, но внутренний и внешний политический/классовый расклад приводили к выигрышу то одних, то других социальных слоев.

Государственная поддержка не делает режим левее даже в реформистском ключе. Для того чтоб рабочий класс выиграл, необходимо чтоб он был силен. Ну и чтоб политическая сила, которая говорит от его имени, не была способна манипулировать им.

Что делать?

Нужно исходить из экономического и политического интереса угнетенных классов. Собственно, это некое соединение личных экономических практик, форм коллективной самоорганизации и мышления.

Для того чтоб обеспечить выживание, здоровье, рост личной квалификации и культуры, необходимы доступные институты образования и здравоохранения. Без них рабочая сила — единственная значимая собственность трудящихся, находящаяся в теле и мозгах — не будет восстанавливаться.

Кроме того, сила трудящихся в способности мобилизоваться для солидарной защиты. С другой стороны она проявляется в способности отстоять личное достоинство. Здоровый, образованный, самостоятельно мыслящий, рационально питающийся человек просто не нищий. Это бедняк, который сохраняет свое пролетарский статус. Значительная часть украинских бедных относит себя к мифической общности «среднего класса». Это, конечно же, обман социальной оптики. Большинство из нас «голодранцы», которые просто не голодают и не испытывают ежедневное унижение, как многодетная молодая семья или одинокий пенсионер . По статистике ООН, за чертой бедности в Украине находятся 78% людей.

То есть, все бедны, даже, так называемая интеллигенция. Она является только одной из социальных групп трудящихся. Ее отношения с воспроизводством идеологии правящего класса запутаны, но при небольшом усилии их возможно преодолеть. Тем более что само по себе повторение буржуазных мифологем контрпродуктивно и лишает ту же гуманитарную сферу возможностей для развития. В остальных сферах знания, даже если интеллектуал не чувствует такого же отчуждения, как промышленный рабочий, он тоже эксплуатируем и угнетаем. Для того чтоб преодолеть угнетение, его нужно сломить не только в сфере экономики; оно не может быть преодолено и правительственным декретом. Значит, в основе социального освобождения лежит иная культура, которая должна породить свой язык, соответствующий новым задачам.

Гендер

Трудящиеся выиграют, если их число будет стабильно. Рост семей или маленькие семьи подрывают стабильность целого. Так что в сфере демографии – планирование семьи и распределение работы, которое разгрузило бы женщину и «одомашнило» бы мужчину. Без этого треп об освобождении женщин не будет стоить потраченого на него времени. Такая политика способствовала бы преуспеванию класса, как целого. Не мужчин и женщин, а всех внутри класса.

Экология

Необходимо относится и к производству и потреблению гораздо ответственнее. Капитализм часто навязывает маловажные или попросту несуществующие потребности как главные. Это тесно связано с тем, за что необходимо бороться в трудовой сфере. Ведь потребности бывают разными, а уровень потребления не тождественен качеству жизни.

Против ксенофобии

Расизм и ксенофобия вредят единству. Они создают условия, когда правящий класс противопоставляет людей по культурным, антропологическим и гендерным признакам. Соответственно, преодоление предрассудков будет удачной жизненной и экономической стратегией. Даже если сегодня это не очень хорошо работает, то завтра обязательно должно помочь. Кроме того, организация в солидарной борьбе помогает изжить свои стереотипы и меньшинству. В ксенофобии трудно разобраться, кто жертва. Они сразу с двух сторон.

Свобода мысли

Консерватизм и религиозность идут рука об руку с угнетением и эксплуатацией. Нужно противостоять предрассудкам, прекрасно понимая, что привлекательные разговоры о «братстве во Христе», могут скрывать за собой духовное рабство, диктат в сексуальной и семейной жизни, разъединение людей.

Трудовые отношения и политика

Мы наблюдаем как политические проекты, громко заявляющие о своей оппозиции, быстро и успешно встраиваются в систему. Это касается и «левой» КПУ и «правой» «Свободы». Каковой бы ни была радикальна популистская риторика, она только обеспечивает избирательный процесс, в то время как реальная политика делается в рамках либерально-консервативных ориентиров правящего класса. Люди поддерживают иллюзию. Практика доказывает, что внепарламентское действие зачастую куда эффективнее. Профсоюзы, гражданские инициативы (имеющие внятные задачи и волю) добиваются большего чем даже партии, преодолевшие проходной барьер. Это организация на низовом уровне. Вокруг определенной проблемы, по месту работы или учебы, что гораздо эффективнее чем работа политической партии. В то же время опыт показывает, что такие организации, не имеющие осмысленной социальной философии, легко становятся жертвой обмана и манипуляций политиков. Значит нам нужна горизонтальная, желательно, сила, которая при этом обладала бы вполне четкой классовой «идеологией».

Вывод.

Политика низов возможна. Как, например, пару удачных кампаний Прямой Дии, Захыста Праци, экологических акций или референдума в могилянке. В то же время мы сталкиваемся с тем, что это движение, не имеющее на данный момент набора идеологем и программ, может быть свернуто силовыми методами. Низовая борьба является не только экономической. За свою часть доходов, условия труда или качество жизни. Нет, она должна нести в каждом своем действии «сверхзадачу». Цели должны идти дальше чем «здесь и сейчас». Это должно проживаться борющимися коллективами и наблюдателями. То есть удачная экономическая борьба – это культурная борьба за смену ценностей класса. В то же время культурная борьба является продолжением экономической. Только самостоятельно организованные трудящиеся смогут в случае краха политической системы и государства забрать экономику и инфраструктуру под свой контроль без рек ненужной крови.

http://livasprava.info/content/view/2007/1/

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s


%d такие блоггеры, как: